Путь переселенца: от адаптации к интеграции
 Публікації  23.11.2017121  05.0
Прошло три года с момента массового внутреннего переселения граждан Украины из Донецкой и Луганской областей. 
Стремление спасти собственную жизнь, сохранить здоровье детей и близких вынуждало покинуть свои дома, работу, друзей и родственников, поменять образ и стиль жизни, оставить малую родину, где захоронены родные и близкие. До сих пор накатываются слезы от воспоминаний ужаса самого переезда, когда билетов на поезда из Донецка не было до сентября 2014 г., когда росла ответственность за тяжело больную, уже два года лежачую старенькую мать, когда на улицах не стало ни машин, ни людей в штатском, когда появились люди с автоматами, начали летать беспилотники, а в центре города появились танки.
Мы смогли спастись и выехать, увы, не все. Но нам пришлось поменять статус равноправных граждан своей страны на статус переселенца (или внутренне перемещенного лица), ощутить себя и жертвами, и виновными, и осуждаемыми, и пожертвовавшими, и обездоленными. 
Но мы сделали свой выбор — сохранили верность своей стране, своей отчизне, не остались там и не выехали как беженцы.
Три года тяжелых испытаний и для людей, и для страны изменили многое. Экономическая ситуация ухудшилась, системный кризис усилился, бедность и социальное неравенство выросли, ожидание быстрого окончания конфликта не оправдалось, число вынужденных переселенцев осталось на уровне, близком к двум миллионам человек. Мировое сообщество констатирует рост переселенцев и беженцев и в других странах, но Украина занимает на 1 января 2017 г. восьмое место по числу ВПЛ после Сирии, Колумбии, Ирана, Судана, Йемена, Нигерии и Южного Судана.
Не было законодательной базы и институтов по защите прав и интересов вынужденных переселенцев, отсутствовало понимание социально-психологических особенностей этой категории населения, не было качественного и развернутого учета перемещенных лиц по возрасту, образованию, профессиональному статусу, по потребностям в жилье, работе, медицинских и образовательных услугах и т.д.
В срочном порядке, без учета национального опыта, но со стремлением базироваться на международных правовых нормах и, прежде всего, на Руководящих принципах по вопросу о перемещении лиц внутри страны, принятых ООН как рекомендательные в 1998 г., был подготовлен и принят Закон Украины "Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц" (от 20 октября 2014 г. №1706-VII). Срочность принятия этого закона обусловила несовершенство его правовых положений. Они носили дискриминационный по отношению к внутренне перемещенным лицам (ВПЛ) характер, сохраняющийся до сих пор.
Наиболее наглядные дискриминационные меры по отношению к ВПЛ проявляются в неспособности руководства страны защитить своих граждан от насилия, в длительном сохранении безвыходной ситуации, усилении контроля за регистрацией ВПЛ в органах соцзащиты и миграционной службе, в отсутствии в течение практически двух лет госоргана и госпрограммы по решению проблем ВПЛ, в инспектировании жилищных помещений переселенцев с целью проверки адреса проживания ВПЛ, в отсутствии избирательного права. Предоставляемая ВПЛ месячная денежная помощь от государства несопоставима с реальными тратами на пропитание, оплату жилья, медицинских и образовательных услуг. Дискриминационными являются и лишение переселенцев права самим выбирать банк для получения социальных выплат, и легализация слежки за их денежными операциями.
Ощущение людьми второго сорта возникает у ВПЛ и в связи с неформальными отношениями в обществе. Нежелание сдавать переселенцам жилье в аренду, нежелание брать их на работу, а их детей в школы, порицание их в быту, осуждение за гибель близких на Востоке Украины. Переселенцы, "непринятые" здесь и "лишние" там, остро желают адаптироваться к новым условиям, интегрироваться как равноправные члены в украинское общество. Это стремление обусловливает формирование категории переселенцев с качественными характеристиками стрессоустойчивости, жизнестойкости, социальной, трудовой, предпринимательской активности. Длительное время неопределенности ситуации, постепенная адаптация к новым условиям жизнедеятельности обусловили и изменение жизненного выбора относительно настоящего и будущего.
Развивать идею использования ВПЛ как ресурса развития страны, регионов и территориальных громад стали специалисты института-переселенца, который сохранил коллектив, направления научных исследований и свой статус в Национальной академии наук. Это — Институт экономики промышленности НАН Украины (ИЭП НАН Украины). Специалисты этого института активно работали над проблемами ВПЛ. Они подготовили серию научных докладов и докладных записок, ими подготовлена к изданию научная монография "Внутрішньо переміщені особи: від подолання перешкод до стратегії успіху". Книга вышла в свет в декабре 2016 г.
Ученые-экономисты не склонны к голословным заявлениям, они на основе статистических и социологических данных, результатов международных и всеукраинских мониторинговых исследований обосновали ресурсный потенциал ВПЛ. Государственная служба занятости Украины подтверждает, что среди переселенцев с временно оккупированных территорий, которые зарегистрировались как безработные, 64% составляют лица с высшим образованием, 22 — с профессионально-техническим, 14% — со средним образованием. В то же время распределение среди всех безработных по уровню образования составило: с высшим образованием — 44%, с профессионально-техническим — 
35 и со средним — 20%.
Такая же картина преобладания безработных переселенцев с высшим образованием характерна для всех регионов Украины. Ситуация меняется со временем, но тенденции сохраняются, о чем свидетельствуют данные Национальной системы мониторинга ВПЛ второго раунда. Профессиональная структура безработных переселенцев говорит о значительном их потенциале. Среди них 57% — специалисты, профессионалы, служащие, 30% — лица с рабочими профессиями и только 11% лиц без профессиональной подготовки. Таким образом, трудоспособный контингент ВПЛ характеризуется высоким образовательным и профессионально-квалификационным уровнем, и вполне обоснованно безработные переселенцы претендуют на технологические рабочие места, как и все безработные, что обостряет вопросы структурной перестройки экономики Украины.
Аргументом в пользу преимуществ потенциала ВПЛ как ресурса является, кроме более высоких образовательных характеристик, и их более молодой возрастной состав. Средний возраст переселенцев почти на десять лет меньше, чем постоянного населения.
В исследовании Международной организации труда от 2016 г., по результатам которого сделана оценка потребностей и возможностей занятости ВПЛ в Украине и даны практические рекомендации, приводится позитивная оценка работодателями наемных работников-переселенцев. Они отмечают их более высокую инициативность, старательность, взаимовыручку, безотказность и готовность работать сверхурочно. С одной стороны, переселенцы больше дорожат работой по сравнению с местными работниками, с другой — в промышленных регионах более развит дух коллективизма и солидарности, нынче проявляющийся у переселенцев и передающийся как одна из позитивных характерных черт достойного труда, который стоит в числе первоочередных стратегических приоритетов Украины.
Но реально взвесить, дать и качественные, и количественные оценки происходящих процессов невозможно без доказательной базы экспертов. И это было сделано. В октябре—декабре 2016 г. специалистами ИЭП НАН Украины был проведен экспертный опрос представителей территориальных громад, ВПЛ, общественных объединений, решающих проблемы переселенцев, и представителей науки, занимающихся по роду своей деятельности проблемами взаимодействия ВПЛ и территориальных громад.
При обобщении результатов экспертного опроса удалось не только определить причины естественного сопротивления громад решать проблемы ВПЛ, но и оценить их весомость. Наиболее сложными и плохо решаемыми проблемами оказались чрезмерные нагрузки на отделы социальной защиты (50,7%) и пенсионные фонды (42,1%), а также обеспечение переселенцев жильем (46,7%). Так как значительная часть ВПЛ более молодого возраста, и приехали они вместе с детьми, то, естественно, в громадах выросла нагрузка на образовательные и дошкольные (41,4%), а также медицинские (30,3%) учреждения. Значительный приток трудоспособного населения, потерявшего работу, усилил конкуренцию на рынке труда (34,2%). Остальные проблемы не так весомы, но, тем не менее, они не решаются либо слабо решаются и становятся определенным тормозом для эффективного и более ускоренного развития территориальных громад. Это — рост цен на жилье и аренду жилья (30,3%), неприятие ВПЛ населением громады (24,3%), что естественно увеличивает социальную напряженность в громаде (19,7%).
Видеть и культивировать позитивные стороны интеграции ВПЛ в громады становится задачей номер один. И результаты экспертного опроса показали реальность этих процессов. При этом выявилась неожиданная особенность — при привлечении как трудоспособных, так и нетрудоспособных членов ВПЛ громада получает преимущества. Привлечение и использование трудоспособного контингента переселенцев способствует развитию и активизации предпринимательского потенциала (55,3%), а также формированию и развитию трудового потенциала (43,4%). Роста занятости и трудовой активности в громадах ожидают 23,7% опрошенных, при этом она даст положительный эффект из-за заполнения непрестижных вакансий на рынке труда (19,7%), также занятость повысится за счет расширения социальной и транспортной инфраструктуры (12,2%). Приток переселенцев содействует росту объемов и качества образовательных, медицинских, оздоровительных услуг (19,1%). Весомыми оказались ожидания преимуществ для громады от ВПЛ в развитии социальных связей (25%), которые будут базироваться на принципах социального партнерства (17,1%). Эксперты считают, что трудоспособные члены ВПЛ позитивно повлияют на формирование и развитие инновационного потенциала громады (18,4%).
На первый взгляд кажется, что от нетрудоспособных переселенцев одни издержки. Но это не так. Эксперты видят преимущества для громад и при наличии нетрудоспособного контингента ВПЛ. Они состоят в развитии социальной инфраструктуры за счет международной помощи, грантов, донорства, которые идут на потребности переселенцев (56,6%), одновременно усиливается помощь государства на потребности ВПЛ в медицинских, образовательных и социальных услугах (39,5%). Увеличивается емкость потребительского рынка (24,3%). Но самое главное преимущество для украинского общества — оно извлечет уроки консолидации на основе формирования принципов толерантности и усиления интеграции в громаде. Так считают 35% экспертов. При этом будут формироваться общие ценности ВПЛ и жителей громады, развиваться партнерские отношения (27,6%).
Таким образом, позитивные последствия интеграции ВПЛ в территориальные громады проявятся в активизации предпринимательской деятельности (43,4%), стимулировании развития громад за счет помощи международных организаций ВПЛ (31,6%), росте качества и количества трудового потенциала (28,9%), усилении социальной активности за счет общественных активистов из переселенцев (25,7), увеличении поступлений в местный бюджет за счет налогов и сборов с ВПЛ (21,1%), развитии потребительского рынка (17,1%).
Неоспоримым преимуществом в условиях децентрализации управления является приток в малочисленные громады переселенцев, что позволит усилить их, укрепить и сделать состоятельными. Так считают 15,1% экспертов. Важнейшее преимущество совершенствования системы общественных отношений, подчеркнули 14,5% экспертов, — это консолидация усилий внутренне перемещенных лиц, громад, власти, бизнеса на партнерских началах, что является позитивным следствием интеграции ВПЛ в территориальные громады.
А что же дает переселенцам интеграция в территориальные громады? Издержки и лишения из-за вынужденного переселения компенсируются значительными преимуществами, которые обеспечивает интеграция ВПЛ. Главным преимуществом для переселенцев, считают 43% экспертов, является рост веры в собственные силы, в возможности самореализации. Именно преодоление жизненных препятствий и достижение успеха вопреки всему и стало ресурсом развития и громад, и страны. Потеря социального статуса очень болезненно воспринимается любым человеком, поэтому одним из преимуществ для ВПЛ при интеграции 35,5% экспертов отметили восстановление социального статуса и повышение социальной активности переселенцев. В силу социально-психологического склада, ментальных особенностей, внутренней культуры и других характеристик личность может либо легко адаптироваться к новым условиям жизни и деятельности, либо с большими сложностями. Но этот опыт надо получить, а в этом процессе естественным образом усиливаются адаптационные и интеграционные способности ВПЛ.
Приобретение этих качеств переселенцами 28% экспертов считают их преимуществами. Взаимную выгоду от развития толерантных отношений постоянного населения громад и переселенцев видят около 20% экспертов. Включение ВПЛ в громады обеспечивает возможность их участия в управлении на местном уровне (15,1%), а также повышает их социальную защищенность (14,5%). Полноценная интеграция ВПЛ резонирует позитивными социально-политическими откликами, в частности растет доверие переселенцев к органам власти.
Сложившиеся обстоятельства с вынужденным переселением стали причиной резкого снижения уровня материального обеспечения ВПЛ, и многие из статуса "обеспеченные" перешли в статус "новые бедные". Поэтому преимуществами внутренне перемещенных лиц при интеграции в громады становятся возможности повысить уровень жизни (25,7%) и выйти из статуса "новых бедных" (13,8%). Одним из приоритетных направлений совершенствования системы общественных отношений в Украине является развитие гражданского общества и его активное участие в управлении на всех уровнях. Число гражданских объединений для решения проблем ВПО имеет значительную тенденцию к росту. Но в целом эффективность их деятельности не очень высокая, несмотря на отдельные хорошо и конструктивно работающие организации. Неслучайно всего 4,5% экспертов к преимуществам интеграции ВПЛ в территориальные громады отнесли расширение возможностей участия в управлении за счет увеличения числа общественных организаций переселенцев.
Подводя трехлетний итог массового вынужденного переселения граждан из восточных регионов Украины, следует констатировать, что произошла существенная смена акцентов с восприятия ситуации как временная на постоянную, стратегии "тушения пожара" сменились долгосрочными стратегиями вовлечения переселенцев в жизнь и деятельность территориальных громад.
Внутренне перемещенные лица обладают высоким потенциалом, что ставит задачу их вовлечения и использования как ресурса развития громады, региона, страны. Экономическая, трудовая, предпринимательская активность ВПЛ должна поддерживаться, закрепляться и использоваться в процессе их интеграции.
Государственная политика относительно ВПЛ сохраняется на уровне ручного управления. Не созданы и пока не создаются действенные институциональные механизмы интеграции ресурсов ВПЛ в территориальные громады.
Высокая социальная активность и самоорганизация внутренне перемещенных лиц нуждаются в поддержке на уровне территориальных громад, которые их приняли. Создание внутренне перемещенными лицами институтов гражданского общества должно основываться на решении поставленных перед общественной организацией целей и задач, а также на социальной ответственности перед своими членами, территориальной громадой и обществом за результаты своей деятельности.
Преодоление конфликтов и разногласий в процессе интеграции ВПЛ необходимо минимизировать совместными усилиями этих субъектов на основе социального диалога и конструктивного взаимодействия, укрепления социальных связей и коммуникаций, преодоления социокультурных противоречий, создания социального капитала.
Препятствием для политической и социальной активности ВПЛ является ограничение их прав и свобод по сравнению с постоянным населением (лишение их избирательных прав, дискриминационный характер контроля места проживания, ограничение выбора банковского учреждения при получении пенсий и пособий и др.).
Остается нерешенной проблема обеспечения базовых потребностей временно перемещенных лиц на уровне государственных социальных стандартов и государственных социальных гарантий. Но такая постановка проблемы отсутствует даже в теоретических разработках, не говоря уж о практике. Долгосрочность и затяжной характер пребывания ВПЛ в местах переселения требуют формирования и реализации специальной государственной программы интеграции вынужденных переселенцев, чтобы настроения безысходности, пессимизма, злости и апатии изменились и базировались на конструктивизме и доверии, взаимопомощи, консолидации и успешности.
 
Фото

переселенцы, ВПЛ.